Лев Деньгов: мне трудно представить себе операцию российских ВКС в Ливии

© РИА Новости / Владимир Астапкович

Перейти в фотобанк

Глава контактной группы по Ливии при МИД РФ и Госдуме Лев Деньгов рассказал в интервью РИА Новости о будущем политического урегулирования в этой стране, инициативах России по этому вопросу, перспективах возвращения на ливийскую территорию российских компаний, шансах на снятие оружейного эмбарго с Ливии, а также о том, будет ли Россия проводить военную операцию в этом африканском государстве.

— Какова судьба Схиратского соглашения, которое истекает 17 декабря? Готовы ли ливийские стороны принять конституцию и провести выборы? Будет ли соглашение продлено?

— Этот вопрос обсуждали министры иностранных дел России и Ливии в ходе встречи 12 декабря в Москве. Конечно, все понимают, что до срока его истечения никаких конкретных шагов предпринято не будет. Мало времени остается. Как сказал Сергей Викторович Лавров, по данному вопросу будут проведены консультации и внесены соответствующие предложения для продления Схиратского соглашения. Мы скоро об этом узнаем. Я полагаю, они будут продлены, потому что сегодня уже очень многое сделано, и нужно продолжать работу в заданном направлении. Крайне важно сохранить все достигнутые на сегодняшний день договоренности. Потому что отмена любых достигнутых соглашений приведет к очередной волне дестабилизации.

— Ливийские стороны согласны продлить соглашение?

— Сегодня есть моменты, по которым позиции не сходятся, есть разногласия, есть факторы, которые влияют на позицию по продлению соглашения. Поэтому сейчас консультации по вопросу модификации и продления Схиратского соглашения, которые должны привести к конкретным договоренностям. Если бы все были согласны, то в Ливии давно процветали бы мир и согласие.

— Какие есть инициативы, в том числе, российские по поствоенному урегулированию в Ливии?

— Этот вопрос также обсуждался на встрече глав МИД России и Ливии. Мы услышали от министра иностранных дел РФ слова о том, что Россия имеет огромный опыт в урегулировании конфликта в Сирии. Ливия не Сирия, но именно тот опыт, который мы имеем в общении со сторонами конфликта, уникальный. Это дает нам возможность предложить, если такой запрос поступит, помощь в урегулировании. Мы, как активный участник ливийского урегулирования, будем способствовать стабилизации обстановки, и формат, в котором это будет происходить, должен согласовываться уже после того, как поступит запрос от ливийских сторон. Получив такой запрос, российское руководство сможет принять решение. Пока такого запроса не было.

© РИА Новости / Виталий Белоусов

Перейти в фотобанк

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и министр иностранных дел Ливии Мухаммеда Сиялы во время встречи в Доме приемов МИД России. 12 декабря 2017

— Обсуждается ли вопрос о созыве конгресса ливийского народа по принципу российского предложения провести конгресс нацдиалога Сирии?

— Сегодня конкретных предложений по созыву такого конгресса нет. Есть наш опыт, я ранее говорил об этом, который мы применяли в Сирии, есть контакт и диалог с большинством конфликтующих сторон в Ливии. Мы приглашали в Москву представителей всех сторон внутриливийского конфликта, в том числе влиятельных людей, представителей различных движений — в том числе Сарраджа (председатель правительства национального согласия), генерала Хафтара, представителей ряда племен Ливии, теперь к нам приехал министр иностранных дел Ливии Сияла. Однако непосредственно диалоговый формат, содержание, формат российского участия, подходы пока не утверждены. Потому что рано об этом говорить. Теоретически, формат мог бы быть привязан к выполнению Схиратского соглашения, либо к вопросу проведения выборов, и тогда за стол переговоров могли бы сесть все стороны конфликта и договориться, к примеру, о модальностях проведения выборов. Мы, со своей стороны, можем выступить посредниками. Однако, подчеркну, формат еще не разработан.

— Мы предлагали свою площадку для прямых переговоров Сарраджа с Хафтаром, когда может состояться такая встреча? Или от этой идеи отказались?

— Мы не предлагали. Мы говорили о том, что такой формат возможен, если ливийская сторона заинтересуется. Хафтар сказал, что оценивает любую российскую инициативу позитивно и готов участвовать. Соответственно, то же самое высказал Саррадж. Но сегодня мы видим, что на вопрос соглашения нужно смотреть намного шире. Есть глава верховного государственного совета, есть парламент в Тобруке, которые тоже должны принимать участие в соглашении. Поэтому наша площадка всегда остается открытой. Мы сегодня никого не исключаем из переговорного процесса, все, кто желает видеть Россию в качестве посредника, сюда приезжают. Но еще раз повторю, что ливийская сторона должна попросить нас разработать формат такой встречи. Пока об этом говорить преждевременно. Самое главное для нас — мир в Ливии и политическое урегулирование конфликта. Для нас важно, чтобы это происходило без вмешательства внешних факторов и навязывания каких-то форм или схем дальнейшего развития политического урегулирования.

— Вы работаете с кем либо из западных стран по вопросу урегулирования ситуации в этой стране, например, с США?

— С представителями США мне не приходилось встречаться. Я более сконцентрирован на работе с ливийцами, как говорится, "на земле". В мои непосредственные задачи не входит работа во внешнеполитическом поле. Для меня важен контакт с ливийцами, их анализ ситуации, их настроения и их отношение к участию России в ливийском урегулировании.

— Недавно появились публикации о том, что Россия и Египет якобы будут использовать соглашение о воздушном пространстве для операции ВКС РФ в Ливии?

— Я тяжело представляю себе такой ход развития событий. Могу сказать, я ни от кого из руководителей российских ведомств о таком плане не слышал. Поэтому вполне возможно, это очередная чья-то провокация. Такие решения (об операции ВКС РФ — ред.) могут быть приняты руководством России, либо в результате одобрения со стороны СБ ООН. Пока я ни о том, ни о другом не слышал. А то, что нас всегда пытаются демонизировать, утверждают, что мы хотим идти по пути военного решения конфликта, на такие заявления мы уже не обращаем внимания. Все, что мы делаем, мы делаем для того, чтобы восстановить мир в Ливии.

— Уже известно, когда бизнес-миссия России направится в Ливию? Кто войдет в эту бизнес-миссию?

© AFP 2017 / Mahmud Turkia

Уличные торговцы в Триполи, Ливия

— Сейчас сложно говорить о датах. Мы говорим о том, что уже есть представители российских компаний, которые приехали в Триполи, где находятся все связанные с бизнесом и экономикой структуры. Я встречался в Ливии с представителями нефтяной компании "Татнефть", у которой еще при Каддафи были подписаны контракты. Они сегодня настроены на то, чтобы возобновлять свою работу в Ливии. Есть Российско-ливийский торговый дом, созданный с целью развития экономических отношений между Россией и Ливией. Я думаю, что представители Торгового дома, как и представители других экономических структур и ведомств заинтересованы в бизнесе в Ливии. Но пока конкретно говорить о составе делегации мы не можем.

—  Но уже есть представление, будут ли это энергокомпании, нефтяные структуры?

— В основном, я думаю, это будут компании, связанные с энергетическим сектором, возможно, будут представители транспортных корпораций, например, РЖД. Также ливийская сторона сейчас ведет переговоры с российским министерством промышленности и торговли. Кроме того, разрабатывается "дорожная карта" между министерствами сельского хозяйства России и Ливии. Вполне возможно, что представители вышеупомянутых структур как раз посетят Ливию.

— Тогда же и планируется обсуждать вопрос о возобновлении контрактов, заключенных еще при Каддафи?

— Сегодня я в меньшей степени могу говорить о бизнесе, потому что у меня другие задачи. В нашей контактной группе есть представитель Российско-ливийского торгового дома, но это не моя прямая сфера деятельности.

— Обращались ли ливийские власти к России с просьбой восстановить нефтехранилища, разрушенные террористами?

— Да, поступают запросы. Ливия высоко оценивает квалификацию наших специалистов. Но это уже будет обсуждаться с компаниями, которые могут оказывать такую помощь.

© AFP 2017 / Abdullah Doma

Нефтяное месторождение в Ливии

— То есть переговоры с этими компаниями уже идут?

— Начнутся в следующем году.

— Власти Ливии неоднократно заявляли о необходимости начать в СБ ООН процедуру снятия оружейного эмбарго. Готовы ли мы пойти навстречу и поспособствовать в этом вопросе?

— Мы сегодня не делаем опрометчивых шагов, тщательно взвешиваем все, что мы делаем в отношении ливийского урегулирования. Крайне важно не допустить ошибку в вопросе оружейного эмбарго. Поэтому сегодня неподходящий момент, чтобы говорить о конкретных шагах. Давайте дождемся того, чтобы измененное Схиратское соглашение вступило в силу, чтобы понять, какая сторона должна получить это оружие и под чьей эгидой это будет происходить.

— Есть понимание, когда обновленное Схиратское соглашение может вступить в силу?

— Мы надеемся, что сегодня план Гассана Саламе, одобренный членами СБ ООН, будет активно реализовываться. Это в итоге должно привести к созданию предпосылок для проведения выборов, избранию политического руководства ливийским народом для того, чтобы дальше приступить к общению по поводу выполнения каких-либо обязательств.

— Как вы оцениваете ситуацию с безопасностью в стране, готовы ли мы вернуть свое посольство в Триполи?

— Глава МИД Ливии на переговорах с Лавровым призвал вернуть наше посольство, заверил, что президентская гвардия и все силы безопасности в Триполи могут гарантировать безопасность нашего диппредставительства. Сегодня нельзя сказать, что ситуация стабильна, но можно чувствовать себя в безопасности, соблюдая определенные правила и придерживаясь их. Надо понимать, что страна все еще находится в состоянии конфликта. Однако мы видим, что более 30 иностранных посольств уже работают в Ливии. Это говорит о том, что мы не должны с этим вопросом затягивать, потому что это важный вопрос.

—  Сейчас ведутся переговоры по поводу освобождения российских моряков с судна "Теметерон", задержанных в Ливии. Когда они могут быть освобождены?

— С момента их задержания контактная группа по поручению МИД России и Рамзана Кадырова работала над их освобождением. Мы по данному вопросу взаимодействуем с руководством Триполи. Сейчас идет судебный процесс, работают адвокаты. Сегодня, я думаю, дело идет к развязке, и скоро могут быть хорошие новости.

— Несколько лет назад в Ливии была задержана россиянка Екатерина Устюжанинова, подозреваемая в убийстве ливийского офицера. Она до сих пор находится в ливийской тюрьме?

— Да, она находится в ливийской тюрьме, отбывает назначенный ей срок заключения. В настоящий момент мне сложно давать оценки перспективам ее освобождения.

— Чего нам ждать в следующем году на ливийском треке?

— Мы ждем развития ситуации, связанной с выборами. Мы также рассчитываем на скорое освобождение наших граждан, будем надеяться, что это возможно в этом году. Мы планируем подготовку и реализацию гуманитарной программы с целью оказания помощи южным племенам Ливии, которые сегодня запросили у России такую помощь.